Приветствую Вас ГостьПонедельник, 19.02.2018, 05:07


Альманах

Главная » Статьи » Литературные дела

Империя рифмы

 

                     ИМПЕРИЯ РИФМЫ

 

 

1

 

                                           Слову, к слову.

 

Да, слово - вещь, вещающая вещь.

Бывает, даже стоит больше жизни.

Оно подстережет тебя, как клещ.

Чтоб превратить в подопытную крысу.

 

Оно для мозга - просто мелюзга,

Чертеж иллюзий, чувств кардиограмма.

То холодит, как дуло у виска,

То опьянит, как воздух Амстердама.

 

Как бабочка засохшая лежит

По сотне лет, зажатое листами.

Какой-то извращенный логарифм

И лейкоцит всеобщего познанья.

 

Оно есть форма жизни на земле,

Увы, цивилизованнее нашей.       

Оно подходит к разуму извне,

Прикидываясь призраком бумажным

 

                                      

 

 2

 

Как гениальны примитивы!

Умом ты им не угодишь.

Рогаты их прерогативы:

Что ни деревня, то Париж.

 

Лицо как корка партбилета.

Все мысли красною строкой.

А очередь в их кабинеты,

Как в Мавзолей. Ума запой,

 

А не палата пребольшая.

Насест как красный уголок.

Зачем нам столько урожая

На сено, дядя - демагог?

 

                             

 

 

 3

 

Декабрь пробегает по бордюрам,

Снежинкою висит на проводах,

Снеговиком садится у "Сатурна"

И смотрит исподлобья иногда

 

На стаи птиц, оставшихся на кленах,

На сказочные двери в магазин,

Глазами несмышленого ребенка,

Жующего воскресный апельсин.

 

                                     

 4

 

Скрипкою в голосе,

Сбивкою в тонусе

Снова наполнены сны.

Взлетные полосы -

Грязные волосы

Переболевшей весны.

 

                                 

 5

 

Кончайте, дни, лавировать

Пора судьбу планировать,

Пора любовь натравливать

На ржавые сердца

 

Не ветер машет ставнями -

Мой ангел не представленный.

Он голос не озвученный

Ушедшего певца.

 

6

 

Свежо преданье, но с душком.

До центра города пешком

Советует дойти прохожий в кепке.

Но как дойти, когда навстречу девки?

 

                                    

7

 

Завтра выпито вчера.

Мы, как водится, не вместе.

Помнят ветры-шофера

Марафонский бег созвездий.

 

Будет воздух невесом,

Затяну любовь потуже.

Утром девушка со псом

Пробежит не оглянувшись.

 

Ни в машинной западне,

Ни в автобусной толкучке

Я не вспомню о тебе,

Прошлому, целуя ручки.

                           

 8

 

Ночь - в расход. Оглобли месяца.

В тучах мэрия небес.

Не помрешь - не перекрестишься.

Полнота - хозяйства вес.

 

Не чекань монету медную

С профилем кривым, судьба.

Притяну на кожу бледную

Гетмана или раба.

 

Страстью простыни просалены

Тело - смерти адресат.

График возраста исправленный

На десяток лет назад

 

Не обманет взгляд соперницы

На потертое манто.

Никуда жених не денется.

Счастье - женское лото.

 

                            

 

  9

 

Москиты слов изъели день вчерашний.

Озноб надежд, как насморк у детей,

Привычен нам. Где кости телебашни-

Жаркое урбанизма. Вес вестей

 

Превысил содержание инстинктов

Во плоти, приступающей ко сну.

А сердце - самый пошлый в мире диктор,

Сбиваясь, комментирует весну.

 

      

 10

 

Сердце  спасется  безумьем своим одиноким?

Прошлое в памяти вырвет надежды цветы.

Звезды, упавши, не смотрят прохожим под ноги.

Мы оглянувшись, встречаем чужие следы.

 

Слух устает от насилия здешних жаргонов.

Истину чует сознания порванный нерв.

Что же влечет не похожих на нас эпигонов

К плоти числа, к логарифмам заоблачных сфер?

 

Мумии спят. В лабиринтах темно и прохладно.

Сфинксы молчат - больше не о чем им говорить...

Птицы плывут в облаках, как герои Эллады,

В бухты Афин снова вина истории пить.

 

Дебри греха в одиночку всех нас заманили

В каменоломни намерений внешне благих.

Хитрый Хирон отдаляет нас милю за милей

Больше в руке моей нет для него золотых.

 

Жажда любви заглушается жаждою жизни.

Нет от того и другого у бога питья.

Сердце спасается сердцем, ведь время - отчизна

Обетованного нами еще бытия.

 

                                          

 11

 

Солнце морей утопилось. Судьба нелегальна.

Я говорю: «Господа, ваши мысли - фетиш».

Время - истец, но дымок над костром погребальным

Стоит не больше сигарного. Смерть не проспишь,

 

Не переплюнешь, но факты на символ меняя,

Нрав церемоний скупаешь, как хлеб, по пути.

Часто становишься тем, кого сам обвиняешь...

Шарик воздушный, куда улетит, отпусти.

 

Междоусобицы наших сердец не фатальны,

Но парфюмерия слов так вульгарна порой!

Ум, пораженный размерами бедер и талий,

Вряд ли в разведке останется рядом с тобой.

 

                                          

 

12

 

Мужчины ищут музу на панели,

Но нет ума в наращиванье сил.

Прикинется вдовою Мельпомена.

Все те же вина в амфорах светил...

 

Тела томят и требуют наживы.

В полях морей Колумба не видать.

Материка обломок. Жизнь ни рыба,

Ни мясо тоже. Не на что пенять.

 

Любовь, как жизни всей гипотенузу,

Высчитывает быстро Пифагор

Постельных дел. И голосом Карузо

Поет транзистор. Теплится кагор

 

В бокалах, не пригубленных амуром.

Нас бог распределил уже давно.

Течет мой почерк. Счастье на смех курам

И палец превращается в перо.

                             

 13

 

Здравствуйте, утопия,

Зря не распадайтесь.

Счастье - чья-то копия,

Отпечаток в прайсе.

 

Статус, как имение,

К обществу приставлен.

Объектив мгновения

На меня направлен.

 

Попрошайка поприща

В спазмах апогея...

Избранное общество

Времени-кощея.

 

Прошлое - вербально

Будущее - гений.

Здравствуйте, реальность,

Как Вы постарели!

 

                        

 

14

 

По словам, как заброшенным гаваням,

Ангел мой пробежит босиком,

Не доставшись ни богу, ни дьяволу,

Всеми знаем, ни с кем не знаком.

 

Пополам наши нимбы не делятся,

И лучи опадут, как листва

Со звезды, что куда-нибудь денется,

Но мигнет во вселенной сперва.

 

Этот мир, не пригодный для жительства,

Пусть останется там, где стоит.

Вдохновение - стяг Покровительства,

А сознание лишь габарит

 

То ли клада небес, то ли свалочки

Всех отходов от судеб чужих.

Я макаю волшебную палочку

То в чернила, то в пропасть во ржи.

 

Ветры, зря мое сердце листаете.

Тот, кто в небо сбежал - все при нем...

По словам, как по скальпелю памяти.

По камням отзвучавших имен.

 

15

 

Судьба - издатель ста прозрений.

Известность смерти не чета

Допросу боли. Сну знамений

Она лишь ровная черта

 

Перед объемом полной суммы:

Кем был, кем мог быть, кем не стал...

Смотрю на годы, словно руны.

А жизнь не с той, не там, не та...

 

Она другою быть не может,

Но богу кажется – должна.

И если слышится "попозже",

То это значит - никогда.

 

Долой издательство презрений,

Любви и в частности себя.

И знаю: Я - местоименье

Раз человечество - мазня.

 16

 

Жалкая слава в сравненье с тобой - эмпиема.

В полости жизни. Эмиссия чувств по весне.

Входит в привычку. Кого полюбить - не дилемма.

Истина, кстати, уже утопилась в вине.

 

Скрип портсигара, и ветер сегодня наотмашь

Жребий бросает: " Уйти или позже уйти?"

Я бы на теле твоем написал "Осторожно,

Можно погибнуть". Но я не погибну, учти.

 

                                     

 

 17

 

Я не слышал себя, я себя не читал.

К генотипу истории не привлекался.

Телом ползал по жизни, сознаньем витал

И не помню на слове каком надорвался.

 

Алтарями завалены груди богинь,

Но весною щемит газированный воздух.

Я влюбился в одну Галатею, прикинь,

Ожила, померла, по тому же прогнозу.

 

Эй, газетчик, что пишут сейчас обо мне?

Все путем, но готова уже панихида?

Мы меняемся... Смотришь порой в шифоньер,

Как в гробницу. Долой исторический свитер!

 

Я пустой визитер этих клубов ночных,

Я простой проходимец по паперти жизни.

Я вам должен? Забудьте.. Мне тоже должны.

Не полжизни, поменьше - три шага с карниза

 

По широкому небу под общий фурор.

Где я сплю? - как обычно, на собственной тени.

Все друзья - фа мажоры, а я - ля минор

Да, я верю в любовь, как в цирроз совпадений.     

 

Жмется в доме моем мотылек у свечи,

Превращаются женщины вечером в куклы.

Я тебя не писал, я тебя не лепил,

Я тебе посвящал только первые буквы.

 

 

                                              

18

 

Я вспомнил теорему Пифагора,

Ища с похмелья утром  циферблат,

Чье имя схоже с марочкой торговой

Имеет спрос. Но будущее - блат

 

И нам оно достанется навряд ли.

Свидание - дистанция сердец.

Где  Овод скажет: " Я любил вас, падре"

Ответит падре: "Бог тебе отец!"

 

Как овцы, соберутся прихожане,

Прислужник поцелует балдахин.

Слеза сбежит, как узница из камер.

Крестовый ход. Свобода - андрогин

 

И потому со временем бесплодной

Нам кажется. История в крови

Какого хрена и с какого года?

Животные не жертвуют детьми.

 

Я вспомнил теорему Пифагора

О, боже, как давно ее учил!

Проходит жизнь под марочкой торговой.

Куплю себе на пасху куличи.

 

                             

 19

 

По слухам совести, мы все не так уж плохи.

Пусть хрящ ума не крепок - звон высок.

Кусают деньги руку, словно блохи,

Бросает бред эфира всех в восторг.

 

Угон машин или угон любимых

Переживем как маленький потоп.

Свиданье в день Святого Августина -

К постели, так похожей на окоп.

 

Деревья, как монашеские мощи.

Щепотка снега днем на волосах.

Забудь про всех и будь с собой попроще,

Как будто ты уже на небесах.

 

                                  

 

  20

 

Я буду тобою, когда меня, в общем, не станет.

Касаясь ладонью поверхности талой воды,

Я гены свои отучу от любовных восстаний,

Бросая стихи в погребальные солнца костры.

 

Регламент исчерпан, и мозг мой теперь обитаем

Влиянием лиц, не похожих ничем на тебя.          

Не помню уже, кому сердце присягу читает,

Как водится, вслух. ( Лишь встречаемся мы про себя).

 

 21

 

Творенье сна иль божие изданье

Со мною рядом? Парится весна.

Созвездий сухожилья в час свиданья

Болят в душе. Мир делится на два.

 

Скрип соловья, жаргон виолончели,

Координаты зданий вдалеке.

А я, как пред мадонной Боттичелли,

Едва дышу, рисуя в дневнике

 

Булавкою проколотое сердце.

Скрываю глаз своих апофеоз.

И смех из недоношенного детства

Звучит на кончиках твоих волос.

                         

 22

 

Телемак, Телемак, на рассвете Итака проснется.

Пенелопа распустит еще не дошитый ковер.

Ты учи падежи, Одиссей ненадолго  вернется,

Он пропащий чудак и удачи своей волонтер.

 

Он вдохнет этот дым от костра, уходящего в звезды.

Чуть коснется рукой увядающей кожи жены.

Поругается с Ментором, в сердце его варикозном

Не сгнили лишь триеры. Приедет он лишь до поры,

 

Как грабитель за выручкой, тихо томящейся в банке,

За любовью родных, ожидавших годами его.

И умчится работать стюардом на Тибре иль Ганге,

Проверяя на дружбу своих добровольных рабов.

 

                                   

23

 

Я расскажу вам о простуде

И о душевных синяках.

Я отношусь к деньгам, как к людям,

А к людям так же, как к деньгам.

 

Живу в проемах сигнатуры,

Как сфинкс из мокрого песка.

Что выродку литературы

Клеймо родного языка?

 

                                              

 24

 

Слежу за формулой луны.

В таверне тесно и уныло.

Душа как грязные столы,

Все те же рожи, те же вина.

 

Сигарный дым меня храни.

Мосты бы сжечь - промокли спички.

В прикосновения твои

Я спать ложился по привычке.

 

И все выгадывал любовь,

Твои выдавливал признанья.

Кагор, кагор, больная кровь

Моих Тебя воспоминаний.

 

25                  

Свет - ветви звезд, не так ли, ангел мой?

А темень - темя ложного познанья.

Коснуться бога мне позволь самой,

Хоть он и не сторонник Прикасанья.

 

Души ребенок  в сердце не уснет,

Как ни качай ты эту колыбельку.

Так глупо ждать того, кто мир спасет

От нас самих, от жизнью пьяных в стельку.

 

Учись следить глазами за звездой,

Ловить ее помятою ладонью.

Сыграй в "умри" со встречной пустотой

И растворись по городу толпою.

 

                                     

                       26

 

Если от слова знобит - значит слово ожило.

Жизнь - содрогание истины в теле твоем.

Звезды пройдут, растворясь в человеческих жилах.

Здесь мы рождаемся с собственной тенью вдвоем.

 

С нею проходим под арками дней разоренных,

Ложным табу на безличие личной души.

Ангел мой часто приходит с лицом прокаженным,

Путая адрес, фамилию и этажи.

 

Плачет судьба над убитым своим гороскопом.

Совесть смеется, как член сумасшедших домов.

Боги считают меня безобидным микробом,

Весело кушая черной звезды эскимо.

 


Лада Дождь (Тольятти)

Категория: Литературные дела | Добавил: sumin (13.12.2014)
Просмотров: 823 | Теги: стихи из Тольятти, поэзия Поволжья, Лада Дождь | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Афиша

 Открытая лекция

 Литературный петанк

 Презентация Графита в ПЕнзе

 5-й фестиваль поэзии Поволжья

 Лекция о С.Кржижановском

 Книга Андрея Князева

 Экскурсия на Шелудяк

 Лекция Сергея Сумина

 Презентация "Графита"

 Лекция о жанре антиутопии


Теги

Форма входа

Поиск
Ссылки
Литературный сайт Сергея Сумина
Живой Журнал поэзии
Хостинг от uCoz
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0