Приветствую Вас ГостьПонедельник, 19.02.2018, 04:42


Библиотека "Графита"

Главная » Файлы » Книги, статьи и материалы » Архив альманаха "Графит"

Рассказ Е.Татарского
18.07.2014, 10:00

Евгений Татарский

 

Однажды ты проснешься

 

"Церковь. Почему я в церкви? И как я здесь оказалась?" Она огляделась по сторонам и попробовала вспомнить, но это не принесло никакого результата.

Ее муж, одной рукой крепко прижимая к себе их маленькую дочку, второй старался удержаться за камень.

"Камни. Торчащие прямо из воды. Нет, ну что же это за церковь такая и откуда здесь вода?" Набежала очередная волна и ей пришлось присесть, чтобы и ее не смыло с камня, как и мужа. Тонкими пальцами она ощутила склизкую поверхность той сомнительной опоры, на которой стояла и в очередной раз пожалела, что решила взобраться именно на этот камушек, а не на соседний, который казался посолиднее.

Ее муж тем временем все-таки смог закинуть руку на свой камень и ухватиться за какую-то щель в нем. Теперь его положение было чуть-чуть устойчивее, чем пол минуты назад и он, наконец, смог перевести дыхание.

- Почему ты так далеко от нас? Найди себе камень поближе, мне же тяжело с ребенком одному! - крикнул он и крепче прижал дочку к себе. На них шла очередная волна.

- Я только-только обрела почву под ногами и теперь ты хочешь, чтобы я все бросила?

- Почву? Ты называешь то место, где сейчас сидишь, почвой?!

- Ну... - рассеянно проговорила она, - должен же хоть кто-нибудь из нас двоих держаться на камне. Ведь у нас теперь есть ребенок. Когда ты заберешься, я приплыву к вам.

- Плыви сейчас, - замотал головой муж, - поможешь мне с ребенком, а я заберусь и тогда помогу вам.

Она тяжело вздохнула и посмотрела на маленькое личико своей дочки. Ребенок улыбался и с интересом, сложив губки бантиком, смотрел по сторонам, даже не догадываясь о том трудном положении, в котором находятся сейчас ее родители.

- Ты уверен? А если мы вдруг оба окажемся без опоры? Ведь найти себе камень становится все труднее и труднее. А вернуться на тот, с которого уже спрыгнул, слишком сложно.

- Не волнуйся. Все будет хорошо, - успокаивал ее муж, но в голосе его не чувствовалось той уверенности, которой не помешало бы присутствовать при подобных заявлениях. - Вместе мы справимся. На то мы и семья.

- Ну хорошо. Держитесь крепче, я плыву, - сказала она и соскользнула на копчике с камня прямо в мутную бездонную воду.

Волны набегали на нее одна за другой и приходилось тратить намного больше сил на борьбу с ними, чем на то, чтобы плыть. Плыла она брасом, как и подобает плавать женщине, по крайней мере, так принято считать. Хотя, конечно, все это условности.

"Может быть как раз поэтому в последнее время так многие женщины начинают плавать по-мужски кролем или баттерфляем. Так, правда, тратится больше сил, остается меньше времени смотреть за ребенком (приходится постоянно опускать лицо в воду, глядя в беспросветную муть), да и прическа портится. Но ведь плыть-то быстрее. Да и кто сказал, что мужчины должны делать это так, а женщины иначе, что еще за дискриминация?"

Хододная вода окатила ее с головой и мокрые слипшиеся волосы легли ей на лицо, закрыв глаза. Одной рукой продолжая барахтаться, пятерней свободной она убрала их с за уши.

"Теперь понятно, почему женщины, которые плавают много и по-мужски или стригутся "под мальчика", или носят строгие деловые прически. Распущенным волосам здесь не место, их могут себе позволить только те, кто вальяжно купается (для собственного удовольствия) в кристально чистом бассейне или сидит на берегу. А здесь, когда барахтаешься в мутной воде..."

- Как дела? Помощь нужна? - донеслись до нее слова мужа.

- Нет. Я в норме, - крикнула она в ответ и продолжила раздвигать перед собой воду обеими руками.

Над головой виднелся обшарпаный купол с остатками фресок. Когда-то это была очень красивая церковь, но теперь представить себе, что ее когда-нибудь отремонтируют, было практически невозможно. Проще уж все снести и на старом фундаменте построить новую. Но кто этим будет заниматься? Не то время сейчас. Да и люди не те.

"Хотя нет, люди наверняка всегда одни и те же. Меняются только декорации. Дикое поле, затем мирное поселение, затем воронка от разрыва бомбы, которую удачно использовали вместо котлована, залив ее бетоном, чтобы получился фундамент, на нем надстроили великолепную церковь, посещением которой не брезговали даже завзятые атеисты, а теперь вот это... топь и запустение".

Отвернув лицо от очередной набежавшей волны, она вдруг увидела какое-то свечение справа от себя. Присмотревшись, она поняла, что свет идет от небольшого участка стены, расположенного высоко над уровнем мутной грязной воды. Что испускало этот свет, было непонятно. Единственное, что можно было сказать про источник этого света, так это что он был прямоугольной формы, вроде небольшого прохода в стене или крупной иконы. Но свет - теплый, мягкий свет, неизъяснимо приятный и притягательный - был настолько ярким, что понять, что именно там находится, было нельзя. По крайней мере, с такого расстояния.

Ее необъяснимым образом тянуло к этому свету, как будто это был ответ на давно мучивший ее вопрос. Как будто этот свет был светом фонаря спасателя, ищущего выживших среди обломков кораблекрушения. Как будто этот свет мог подарить им будущее...

Где-то неподалеку от стены отвалился кусок подточеной волнами штукатурки и с плеском рухнул в воду, мгновенно выведя ее из того воодушевленного состояния, в которое погрузил этот теплый свет. Тяжело вздохнув, она поплыла дальше и через минуту уже ухватилась за скользкий выступ того камня, за который держался ее муж. Дочка радостно округлила глазки и принялась что-то быстро бормотать на своем агукающем языке. Ей было абсолютно не важно, что купол над головой прохудился, что камни скользкие, а вода, в которой они барахтаются, мутная и глубокая. Мама и папа были рядом и от этого она была счастлива. Абсолютно и безусловно.

- Ну, что будем делать? - отдуваясь после борьбы с водной стихией, спросила жена.

- Я, кажется, кое-что придумал. Кажется, нашел выход отсюда, - сверкнув глазами, поведал ей муж.

- Нашел выход? Серьезно? - радостно воскликнула она.

- Да. Насколько я знаю, уже многие отсюда ушли именно так.

- Как же?

- Смотри, - он указал кивком головы (руки до сих пор были заняты) куда-то ей за спину.

Она повернулась и увидела в стене напротив дверной проем. Он был довольно большим, находился практически над самой водой, но при этом был каким-то уж слишком темным.

- Что там? - спросила она, снова повернувшись к мужу.

- Точно не знаю, я ведь там не был. Но, если не ошибаюсь, он ведет в лучшее место, чем здесь. Впрочем, я думаю, что любое место лучше, чем то, где мы сейчас находимся.

- А если нет? Если ты ошибаешься?

- Не знаю, - задумчиво протянул он, - надеюсь, что не ошибаюсь.

- А почему ты думаешь, что именно так многие отсюда и выбрались?

- Кто-то рассказывал. Говорят, что там совсем все по-другому...

В следующий момент очередная волна, окатив их с головой, оторвала его от камня и он принялся яростно грести, чтобы только удержаться на поверхности. Она протянула к нему руку, приняла ребенка и тогда он одним огромным гребком вернулся на свое место.

- Может быть, просто залезем на камень и будем сидеть на нем? - с надеждой спросила она, но он яростно затряс головой.

- Да сколько можно уже здесь барахтаться! Ведь сколько раз уже залезали на камни, понимали, что делать на них нечего и переплывали к следующему. Ведь здесь все такое! Некоторые камни повыше, некоторые поудобнее, на некоторых даже есть где учить ребенка ходить, но ведь все они посреди того же самого... болота. Здесь все такое, отсюда нужно выбираться.

- Да я и не спорю, что нужно. Вопросы только в том - куда и как.

- Нет, главное - это выбраться отсюда. Отсюда, понимаешь? Куда - это уже не так важно. Там разберемся.

- И ты готов так рисковать? Ведь если бы мы только вдвоем были, а так у нас ребенок еще слишком маленький.

- Вот ради нее, ради дочки нашей, мы и должны отсюда выбраться. Ты только представь, что она, когда вырастет, тоже, точно так же как и мы сейчас, будет здесь барахтаться в той же самой холодной воде, стараясь взобраться на очередной скользкий камень.

- Нет, только не это. Я согласна, выбираться нужно, но сначала нужно все тщательно обдумать, подготовиться.

- А как, как готовиться?

- Да не знаю я, чего ты меня допытываешь? - огрызнулась она, прекрасно понимая, что напрасно на него злится. - Ты же у нас глава семьи, вот и скажи, что нам делать дальше!

- Вот я и предлагаю воспользоваться тем выходом, которым пользовались уже до нас. Другого все равно нет.

Она вновь посмотрела на дверной проем, но почему-то абсолютно никакого воодушевления при мысли, что именно там может быть выход, не испытала. Более того, даже тени надежды и то не шевельнулось в ее душе.

- Что-то мне подсказывает... - начала она, но очередная волна смыла конец фразы с ее губ, перемешала слова с мутью и тут же утопила у подножия камня.

- Что ты говоришь? - переспросил муж.

- Ладно, ничего. Давай уже хоть что-нибудь делать.

- Давай, - тоже без тени воодушевления отозвался он и взял у нее ребенка.

Дождавшись перерыва между волнами, они оба оттолкнулись от скользкого камня и поплыли в сторону проема. Он держал одной рукой малышку, второй загребая воду, а она держалась рядом, чтобы в случае необходимости перехватить у него ребенка. Плыли молча, погруженные в тяжелые мысли.

Вскоре дверной проем вырос над их головами и они с облегчением ухватились за каменный парапет. Отдав ей дочку, он взобрался на парапет первым, затем вновь взял ребенка у нее из рук и помог взобраться ей.

Парапет был узким, стоять на нем было не очень удобно, зато наконец-то они были не в воде. С этого места церковь была видна намного лучше и каждый из них со щемящим сердцем подумал об одном и том же - как многое мы упускаем из виду и понимания, занятые тем, что просто стараемся удержаться на плаву. И, что самое обидное, сколько мы тратим сил на это выживание! Сколько времени! А ведь жизнь идет дальше. Время никого не ждет. И в этом барахтании проходит жизнь. День за днем. Неделя за неделей.

А волны со временем становятся все выше, все опаснее. И этим волнам все равно кого стараться смыть с камня - взрослого мужчину или младенца. От осыпающихся стен вода все грязнее, а от длительного нахождения в холоде мышцы уже не способны работать в полную свою силу. Грязное, неуютное место, где не может быть счастливого будущего...

Дверной проем был прямо перед ними и теперь им стали видны некоторые подробности, которых они не замечали раньше. Покосившаяся из-за широкой трещины в стене дверная коробка несла на себе следы запустения. Двери на ржавых петлях давно уже не было, а высокий порог был со множеством выбоин и следов тлена.

Осторожно подойдя к нему, они выглянули наружу. Как оказалось, сразу за порогом начиналась лестница, ведущая вниз.

- Почему лестница ведет вниз? - недоуменно спросил он, но жена лишь пожала плечами.

Лестница была деревянной и, по всей видимости, очень старой. Следы тлена и ветхости так явственно чувствовались в этой ненадежной деревянной конструкции, что она непроизвольно поморщилась.

- Ты собираешься нас тащить туда? - спросила она мужа, недоуменно озирающегося по сторонам.

Он пожал плечами:

- А что делать?

- Ты уверен? Что-то не кажется мне эта лестница надежным путем.

- У тебя есть другие предложения? Если есть, говори. Потому как я сам никакого другого выхода отсюда не вижу.

Осторожно, держась за стену, чтобы не соскользнуть обратно в воду, плещущуюся прямо у их ног, она развернулась и еще раз окинула взглядом церковный зал. Облупленые стены, дырявый купол, вода вместо пола, камни... Свет! Тот самый исходящий от прямоугольника на стене свет, который она видела раньше!

- Слушай, а что там такое? - тронула она мужа за плечо и указала на источник света.

Он посмотрел туда и пожал плечами:

- Понятия не имею. Думаешь, там выход из этого болота?

- Из болота или нет, не знаю. Но что-то мне подсказывает, что из нашего прозябания мы можем выбраться именно там.

- Думаешь, здесь не выбраться? - Он вновь принялся смотреть на деревянную конструкцию, по которой, как он думал, вылезли на простор уже несколько тысяч человек. По крайней мере, где-то он об этом слышал. - По-моему, лестница нас выдержит. А там - и твердая почва под ногами. Трава.

- Послушай мою интуицию, не нужно нам туда лезть, - покачала она головой, - лучше давай доберемся до этого источника света.

- Ну и что нам это даст? - скептически спросил он. - Свет и свет. Мало ли что там светится. А здесь - выход.

- Куда? Ты знаешь?

- Не куда, а откуда. Эта лестница ведет ОТСЮДА, вот что главное. Ну что, сколько можно ждать? Ведь время-то идет!

Она вздохнула и посмотрела на дочку. Девочка улыбалась миру, в котором жила, и чувствовала себя совершенно счастливой.

- Знаешь что, - сказал вдруг он, - давай сделаем так. Я полезу первым, потом осмотрюсь там и вернусь за вами.

При этих словах мужа ее сердце неожиданно наполнилось такой невыразимой тоской, что на глаза навернулись слезы.

- Ты не вернешься, - прошептала она еле слышно.

- Что за глупости и упаднические настроения? - удивился муж. - Ну конечно же вернусь. Конечно вернусь!

- Нет, не вернешься. Не вернешься...

Она заплакала и тут же проснулась.

Вокруг было темно, по щекам текли горячие слезы, мгновенно впитывающиеся подушкой в тот момент, когда они ее достигали, а из груди вырывались сдавленные рыдания. Она рефлекторно, еще не вполне понимая, что это был сон, зажала себе рот руками и рыдания, потеряв выход из лабиринта ее дыхательных путей, оказались запертыми внутри. Несколько секунд она просто лежала, осознавая произошедшее, а затем почувствовала некоторое облегчение. Сон, это был сон.

Дочка спала в полуметре от нее в своей кроватке, рядом сопел муж. Он был здесь, вместе с ней и их ребенком, а никакой прогнившей лестницы не было...

Внезапное воспоминание пронзило ее и слезы на глазах выступили вновь. Муж! Он ведь последнюю ночь спит рядом с ней, а уже завтра утром, завтра утром...

Она тихонько встала с постели, накинула халат и присела рядом с ним. Когда они познакомились, это был веселый и беззаботный студент, мечтающий о счастливом и обеспеченном будущем. Теперь же - а ведь прошло не так много лет - он как будто обветшал. Под глазами пролегли темные круги, скулы заострились, а лоб стал как будто больше, отвоевав часть пространства у шевелюры.

Она вдруг подумала, что ведь этот человек до сих пор мечтает о счастье и финансовой свободе, и в первую очередь, конечно, для своей дочери. Именно поэтому он и решил сделать то, что решил. Несмотря на ее молчаливое несогласие, и даже вопреки собственному желанию как можно больше проводить времени с ней и ребенком. Поначалу она еще уговаривала его передумать, даже злилась на его упрямство, но каждый раз натыкалась на один и тот же довод: " У тебя есть другие предложения? Если есть, говори. Потому как я сам никакого другого выхода из нашей ситуации не вижу".

По ее телу пробежала дрожь. Она поняла, что только что слышала эту же самую фразу во сне. Он так часто говорил ее наяву (то ли ее уговаривал, то ли себя, хотя, скорее всего, действительно не видел никакого другого выхода), что теперь она даже ей во сне снится.

Сон. Что-то в этом сне было необычное, что-то такое, что отличало его от большинства остальных снов, посещающих ее по ночам. Что-то в нем было... логичное, что-ли, или, может быть, даже намекающее. "А вдруг это вещий сон, - подумала она, - вдруг это Подсказка, один из тех Знаков, которые даются людям в переломные моменты их жизни, чтобы они не сбились с пути?" Сложно сказать, ведь что такое Вещий Сон на самом деле точно никто не знает.

"Да нет, какой еще вещий сон, что за ерунда. Просто я так много за последние дни думала на эту тему, боялась, сомневалась, что это теперь даже во сне не отпускает".

Она вздохнула, погладила спящего мужа по руке, поцеловала дочь и вышла в коридор. По пути на кухню она мельком заглянула в гостиную, где на разложенном диване спали ее родители, к которым они приехали не некоторое время, да так и остались. Они мечтали об отдельном жилье, но пока что возможности его приобрести не было. Это, кстати, был один из основных (если не самый главный) факторов, почему муж так яростно хочет выбраться ОТСЮДА. Он хочет свободы. В первую очередь свободы жить в СВОЕМ доме только СВОЕЙ семьей. Хочет свободы финансовой, свободы перемещения. "А для этого, - говорил он, - сначала нужно выбраться ОТСЮДА, а там уже разберемся. Главное - уехать за границу".

Но это еще пол беды. Куда уезжать, ладно уж, может быть действительно не так и важно. Хотя, конечно, важно, и даже очень. Хуже другое - уехать кем? Чернорабочим? Каким-нибудь разносчиком чего-нибудь или подсобным помощником в забегаловке? Вот что страшно - национализм вроде бы подвергнут всеобщему порицанию, а все то же. Представителей народа, населяющего Эту часть нашей многострадальной Земли Там никто ни во что не ставит. Мы для них сброд, согласный сделать все, что они скажут, лишь бы остаться Там, стать представителем Того народа и Той страны. Чтобы, если не самих уже, так по крайней мере детей, уважали во всем мире как представителей Того народа. Хотя, среди них и нищих и чернорабочих и асоциальных (хотя и рожденных Там) хватает. Но Здесь все же хуже. Наверное. Хотя, конечно, как это узнать, если нигде, кроме как Здесь, никогда не был? Тот мир, который мы видим в фильмах и различных рекламных роликах туроператоров, скорее всего отличается от того, как Там обстоят дела на самом деле. Случайные сведения, доходящие Сюда от тех, кто когда-то Туда уехал, тоже не могут быть достоверными на сто процентов. Кто же расскажет Все о своей эмиграции, о том, через что ему пришлось пройти? Разве что ближайший родственник, а таких у них за границей не было.

Но муж настаивал. И она, скрипя сердце, согласилась. В конце концов почему бы и не попробовать? Сначала поедет муж (ехать "в никуда" с ребенком слишком опасно), по туристической путевке (чтобы избежать лишних сложностей при получении визы в консульстве и не испортить свой новый - первый и единственный - загранпаспорт отказом, как предостерегают на многочисленных форумах в Интернете), а в последний день пребывания Там уйдет из отеля и не вернется. Станет нелегалом. Найдет Там себе какую-нибудь работу, зацепится, выучит язык (говорят, в языковой среде язык учится быстро) и вернется за ними...

На нее накатила такая тоска, что она снова чуть было не расплакалась, вспомнив конец своего сна. "Не вернешься. Ты не вернешься..." А вдруг, действительно, не вернется? Вдруг Там все пойдет не совсем так, как они себе это представляют. Вдруг он еще долго не сможет пересекать границу (ведь нелегал все-таки, нарушитель миграционных законов, а таким надолго закрывают въезд Туда) и вызов для них тоже сделать не сможет (ведь он будет Там "не гражданином", то есть "НЕГРом")? Что тогда? Придется ждать. И неизвестно сколько времени ждать. Они его Здесь, а он их Там. Ждать... А время-то идет. Ребенок растет, они не молодеют, жизнь идет дальше...

Она заплакала.

Вдруг боковым зрением она увидела на стене в прихожей какое-то свечение. Этот свет очень напоминал тот, который она видела во сне. На какое-то мгновение в ее душе вновь наступило спокойствие, словно она нашла ответ на давно мучавший ее вопрос "Что же делать?" и теперь не нужно будет расставаться с мужем на солидный кусок молодости, словно есть другой путь и она его видит. Промокнув слезы, она повернула голову и тяжело вздохнула. Это была всего лишь картина на стене. Одна из ее ранних работ. Родители повесили ее в коридоре (кто же упустит возможность похвастаться достижениями своего ребенка?) и теперь каждый, кто приходил к ним в гости впервые, с интересом разглядывал этот прекрасный пейзаж и очень удивлялся (искренне удивлялся!), когда узнавал, что этот пейзаж кисти не профессионального художника, а всего-лишь девушки-сомоучки, образование которой было так далеко от искусства, насколько это только возможно.

"Да у тебя талант! Нужно его развивать" - говорило большинство гостей. "Да-а..." - неопределенно вздыхала она и шла заниматься хозяйскими хлопотами. Развивать талант, конечно, можно, только вот на это нужно много времени. Да и денег (холсты, краски, растворители, не говоря уже о занятиях с репетиторами) на это ушло бы много. А им жить негде, приходится ютиться с родителями. Не до живописи тут. Хотя, конечно, жаль, рисовать ей всегда нравилось. И ведь получалось же! А учительница в школе так вообще была в восторге от ее работ и предсказывала большое будущее в сфере живописи. Но родители были против. "Живописью денег не заработать, а учиться нужно на того, кем всегда сможешь заработать копейку" - говорили они и оказались правы лишь в одном. Она теперь действительно зарабатывала копейки.

Неужели бы тем, в чем она так талантлива, она не зарабатывала бы больше. Да еще с каким удовольствием! Ведь творчество - это прекрасно! Это ее! А теперь...

"Стоп!" - сказала она себе. - "Ведь это же..."

У нее перехватило дух от внезапно сошедшей на нее Догадки. На глазах в очередной раз навернулись слезы, только на этот раз это были слезы счастья.

Тот свет! Тот самый прямоугольный светящийся предмет, к которому ее так тянуло во сне! Ведь это же действительно возможный выход! Да еще какой! Светлый и близкий ей по духу. И с мужем разъезжаться не нужно! Вот оно! Вот оно!!!

Ни секунды более не сомневаясь, что она верно разгадала подсказку, равно как и в том, что во сне действительно была Подсказка, она сама не заметила, как оказалась в чулане. Скинув сверху ворох зимней одежды, не поместившейся в шкафу, она сняла со старой коробки из-под телевизора несколько черных тубусов и открутила все крышки. Это были ее работы. Работы талантливой самоучки. Да, у нее не было художественного образования, но зато был Талант. Не способности, не глубокие знания истории и правил живописи, как у десятков тысяч никому не известных выпускников художественных училищ и даже академий. У нее был Талант! Божий дар!

"А Бог никому даром свои дары не раздает" - подумала она и улыбнулась своему каламбуру.

На душе стало неописуемо легко и тепло. От этого тепла мгновенно высохли слезы и даже порозовели щеки. Да, она будет писать картины, будет учиться, будет развивать себя в этом направлении. Как же раньше она до этого не додумалась?! Сколько времени потеряно! Так и только так она достигнет той свободы, о которой мечтает ее муж. И не нужно никуда уезжать. По крайней мере, так рискованно и бесшабашно, как он собирался это сделать. Они будут вместе, их семья не будет разделена. И она станет известным художником, она сможет им стать! Обязательно сможет! И тогда они обретут желанную свободу! Здесь! И вот тогда они смогут уехать куда захотят.

Ведь Выход внутри нас, а не снаружи. Как и нищета, сковывающая все наши планы и начинания, находится, в первую очередь, у нас в голове. Мы сами себя загоняем в этот угол и оттуда уже не видим ничего, кроме узкого привычного кусочка пространства, где нам не хочется находиться. Мы и только мы в этом виноваты. Не родители, не система и не наша профессия. А только мы сами!

Она твердым шагом вернулась в прихожую, расстегнула карман большой дорожной сумки, с которой ее муж собирался от них уехать через несколько часов и достала его старый потрепаный кошелек. Билет Туда в один конец лежал рядом с небольшой суммой денег (на первое время, пока не найдет работу) в главном отделении.

"Он поймет, - подумала она. - Удивится, может быть, рассердится, но все равно поймет. Он ведь тоже в глубине души знает, что лестница эта гнилая. Что, даже если он и слезет вниз, то подняться обратно к нам уже, скорее всего, не сможет. И забрать нас тем более. Да и пройдя эту гниль, будучи нелегалом, счастья он Там тоже не найдет".

И, нисколько не жалея потраченных на него денег, она разорвала билет на мелкие клочки...

Эта история произошла в одной из постсоветских стран во время очередного экономического кризиса.

Осталось добавить лишь, что через пять лет после описанных  событий, она организовала свою первую персональную выставку работ. А еще через два года они вместе с мужем и тремя детьми переехали жить к Калифорнию...

 

 

Категория: Архив альманаха "Графит" | Добавил: sumin | Теги: Е.Татарский, литература Крыма, рассказ
Просмотров: 661 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 4.0/1

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
avatar
Афиша

 Открытая лекция

 Литературный петанк

 Презентация Графита в ПЕнзе

 5-й фестиваль поэзии Поволжья

 Лекция о С.Кржижановском

 Книга Андрея Князева

 Экскурсия на Шелудяк

 Лекция Сергея Сумина

 Презентация "Графита"

 Лекция о жанре антиутопии


Теги

Форма входа

Поиск
Ссылки
Литературный сайт Сергея Сумина
Живой Журнал поэзии
Хостинг от uCoz
Статистика
Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0