Приветствую Вас ГостьВторник, 24.04.2018, 00:13


Библиотека "Графита"

Главная » Файлы » Книги, статьи и материалы » Архив альманаха "Графит"

Наталья Пулька
02.09.2014, 11:32

Наталья Пулька

 

Наталья Пулька (Останкова). Поэтесса. Родилась  в 1973 году.  Живёт и работает  в Тольятти.

                          

                            Страницы

 

       Нынешним загажены дворы моего детства…
Босоногие миры малолетства
Износили сорок платьев зеленых,
Сорок плачей помнят в землю влюбленных,
Сорок раз прикрыты были страницы
Чистым-чистым…

В памяти живущие дворы моего детства
Не богатое, по сути, наследство
Стройки, мокрые колготки, заборы,
Носочистки "за идею" у школы
Чертим новые поля да границы
Спешно, спешно...

Счастьем освещенные дворы моего детства –
Не терять себя вернейшее средство
От ошибок – грязь, помарки да шишки
Пишут жизнь свою девчонки, мальчишки
Наболело… Что им птицы-синицы?
Кляксы, дыры…

С грустью, помудревшие дворы моего детства,
Судят запросто меня, по-соседски,
Говорят, что я мала, хоть и дылда,
И что чаяньям их проку не видно

Сорок первую слюнявлю страницу...

На просвет – годам за лестью – не скрыться
Горько...

 

                      Шью...

                                   / навеяно Маркесом/

Солнце вытравит лен до белого
Ветры вытрясут холст неистово
Чувства – нить, что стежки несмелые
Звездной пылью, да в речку чистую

Шью наряд на свиданье с Господом
День меняет ночь – косы с проседью
Пусто – все мечты, думы оводом,
Стерегут канву жизни осени

Нитью ровной, в рисунок просится
Шелком гладким – что было важного
Тайным вдоволь печь кормят ножницы
Боль осядет золой, да сажею

Жить с лихвой, видать, сил отмерено
В торбу прочную камни сложены
Что бросалось в масть, что намеренно
Гнет крестом к земле память прошлого

Трет наперсток мне, в хлам игольница
Пальцы в кровь колю. Злые ноченьки
Подвести итог да сподобиться
Шью...С последней петелькой кончится

Век любви,
Век тоски,
Дни моих
Бесконечных ста лет одиночества.

 


Мой последний день

 

Прокололи ширь небес купола
От глупцов до истин Божьих видать
И течет смолой людская толпа
За молитвы покупать благодать

Подаянием в суму – воровство,
Мятным пряником не давятся в пост,
Серебро на душу камнем легло,
Не дает идти, хоть вой, в полный рост

На размен в карманах – злые слова,
Похоть в мозг толкает ложную суть,
Врут, да так, что Станиславский, чудак,
В умиленье мог бы слезы смахнуть

На детей обиды – бревна в глазу,
Зависть сон уносит, клятвы, так – вспять
Я в толпе со всеми к Богу иду,
Что и все, за покаянье, искать

Прибирать в душе на праздник взбрело
Соскоблить за раз – лихая мечта
Слепо верим в без труда волшебство,
Хоть и финиша маячит черта

Совесть – лот, ушла давно с молотка,
А вернуть теперь – втройне не скупись!
На крестах висят бельем облака
Их отстирывать – на целую жизнь.

 


Сестре...

По улице моей метет метель.
Привычный слоган, и мотив уносят...
Где папа молод, и рябины гроздья
Нам рвет для бус. Наперевес – портфель.

В горчичный цвет покрашена стена,
Искусственное чудо вместо ели,
Каникул мандариновых недели,
Желанных, как далекая весна.

Винил в ходу. Беспечная пора.
Нас бабушка на праздник провожает.
Мне длинный шлейф, слегка, идти мешает
Такой же хвостик младшая сестра.

И сколько помню, было так всегда
Само собой, по априори – надо,
А вот теперь, с минувшим листопадом,
Тоска на рельсы пятерней легла.

По улице моей метет метель.
Крупа об окна бьется в чьи-то слезы.
Кого люблю, я проводила в осень,
Перекрестив стальную параллель.

 


Ковшики

 

Разувериться в Боге – просто,
Накопив на людей обиды
Там, глядишь – твой подгнивший остов
Крен дает, а опор – не видно.
И сомненье, как тень, на веру
Ляжет ладно, кривя ухмылку,
И ЕГО назовет химерой
И предложит в замен бутылку
В горсть, сметая цветные стёкла,
К жизни вкус, враз, плевком потушит
Убедит, закрывая окна,
Что ты даже коту не нужен
Жалость впустит, проворной крысой,
Чья возня гонит сон ночами,
Как рассудку жестокий вызов –
Развернет истерии знамя
Станут торты привычной пищей,
Хлеб забудешь, кутя без меры
Заодно – что от жизни ищешь
И того, кто теперь – химера
Посчитаешь небесной карой
Дорогие, когда-то лица
А, оскомина хворью старой
Изведет...но
дадут напиться
Кто из Ковшика Пониманья,
Кто из Кружки Краев Терпенья
Кто по плечи – в Чан Состраданья
Кто уста промокнет моленьем…
И вернется, с надеждой, радость
Бытия, расписной Жар-птицей.
Чуткость сердца – такая малость,
И любовь – не дадут свалиться

Чтобы вовремя чей-то остов,
Изведясь по живой водице,
В человечность поверив – просто
Мог с ладоней твоих напиться.

 


Весна

 

Март отметится таяньем,
Воробьиными стаями,
Светом в брошенном тереме,
Запрокинутым месяцем,
Небом в перьях, шагреневым.

Леса шапки – проплешины,
Островками хорошего
Погребенного прошлого

Рикошет на прощание
Вьюгой поздней – рыдания,
Стоном ветра утробного
Безразличием к новому
Да неверием в доброе

Рецидив – эхо страшного
Ищет скальпелем выхода
Окончательным выводам

Там лежат за печатями
О чем глупо печалиться,
Силы, думать о нынешнем,
Доброта полусонная,
Сны надежды не вымершей

С верой, грезами, чаянием,
Заметенными числами,
Отпустившими мыслями.


 

Посиди со мной...

 

Посиди со мной, Богородица,
На краю постели моей,
Да отлучки своей виновницу
Сердцем матери пожалей

Брось мне мудрости и смирения,
Словно грошик, в копилку дней,
Силы – крепнуть в нужде, лишениях,
Упаси пережить детей

Укроти ночи мысли грешные,
Пеленая в тепло мой дом
Посели в сердце, мглой заснеженном,
Образ, пахнущий молоком

Ночника приглуши свечение,
Одеял покров подоткни,
Я прочувствую все мгновения,
Что мы будем с тобой одни

Поцелуй меня в утешение,
Частый гость мой – горя слеза,
Укажи на пример терпения –
Строголикие образа

Прошепчи, что все образуется…
Твой отраден голос небес

Что ж ты в скорби немой, заступница,
Все нательный мой гладишь крест?..


 


Канава

 

Жизнь, что та канава, верст-годков пути
Не объехать справа, в круг не обойти
Проскочить сторонкой – не простится грех
Ладанка с иконкой… Слева – свист да смех
Тычут в спину пальцем, многим – в горле кость,
Но с колен подняться помогает злость
Жгут ладони травы, край не так полог
Гнут под форму нравы, сколько сдюжишь – в рог
По первой все лютик…

С самых малых лет
Собирают люди опыта букет
Василёк – обида, донник – доброта
Клевер – лести чьи-то сладкие уста
Пол канавы брюхом, а любви все нет
Впору верить слухам – выродился цвет
Набралась охапка возрасту под стать
Но, заметишь «шапку» и уж не унять
Тянешь жадно руки к яркому цветку,
Невдомек дни вьюги. Хочется медку…
Жить самообманом по первой легко
Голова в дурмане, правда – далеко
Шмель и днем и ночью, над добром поет:
«Не тяни из почвы, то, что не твое,
Не ломай соцветье, руки не коли,
Прок – век лихолетья от такой любви
Не насилуй лишку. Для других росло
Нам не по умишку, Божье ремесло
Для тебя – погибель, для другой – репей
Жизнь – мудрёный выгреб, столько судеб в ней!»

Бог с разбегу в яму выплюнул меня
Не ославив срамом – кто моя родня
Да кому-то, явно, сдался первоцвет
Жизнь, что та канава: было – больше нет...

 

Категория: Архив альманаха "Графит" | Добавил: sumin | Теги: стихи из Тольятти, литература Волги, Наталья Пулька
Просмотров: 928 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 4.5/2

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
avatar
Афиша

 Лекция об А.Рембо

 Открытая лекция

 Литературный петанк

 Презентация Графита в ПЕнзе

 5-й фестиваль поэзии Поволжья

 Лекция о С.Кржижановском

 Книга Андрея Князева

 Экскурсия на Шелудяк

 Лекция Сергея Сумина

 Презентация "Графита"


Теги

Форма входа

Поиск
Ссылки
Литературный сайт Сергея Сумина
Живой Журнал поэзии
Хостинг от uCoz
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0