Приветствую Вас ГостьПонедельник, 19.02.2018, 04:43


Библиотека "Графита"

Главная » Файлы » Книги, статьи и материалы » Книги авторов Поволжья

Лада Дождь
31.10.2014, 01:38

 Лада Дождь

           ПОЛЕТ НАД ДЕРЕВОМ ЛИМОНА

 

 

1

 

Чем дальше от тебя - тем ближе смерть.

Мы распрощались вовремя - без паник.

Но ни один не пробует согреть

Моей руки. И жизнь моя – Титаник,

 

Где дни бегут по палубе часов

Беспомощно, как тонущие люди.

И прошлое мигает, как курсор.

К несчастью - звон небьющейся посуды.

 

Играя в жизнь, как будто бы в бильярд,

Мы долго сотрясались от ударов,

За поцелуем опускаясь в ад,

Ища друг друга по закрытым барам.

 

А счастье, порожденное в грехах,

Нам показалось ржавчиной из крана.

И ты другую носишь на руках,

Как я на сердце кратерные раны.

 

В плену твоих невидимых оков

Разлуке горло мне не перерезать.

Ведь я - дитя разбившихся богов,

Не знающих ни совести, ни веса.

                                           

2

 

На распятье перекрестка сохнут грозди фонарей.

С взором ангела подросток - приласкай или убей.

И две юности прижались на софе, как на гробах,

И как кольцами-шприцами расписала их судьба.

 

Близлежащая пустыня от сиянья расцвела.

И по лезвию босыми их надежда повела.

Но родился кто-то третий и заплакал на руках

И в глазах у бога – ветер, и на паспорте – аркан.

 

И расстались два безумца – друг без друга веселей.

В невозможности вернуться - смысл проклятья. Одиссей

Не приблизится к Итаке. Пенелопа - в кабаке…

Пьяный в доску спит Петрарка. Нет любви. Прощай. Окей!

 

                                         

 

3

 

Гноятся звезды в лужах пустырей.

Нули погасших окон - счет разлуки.

И доли доживанья в январе

Похожи на погасшие окурки.

 

Мольба на мили слышится окрест.

Но все ветра сегодня своевольны.

Ношу обломок сердца, словно крест.

Тобой мой облик увеличен вдвое.

 

И прошлое по прозвищу – Твоя,

Такое непригодное для жизни,

Как мошка в пирамиде янтаря,

Как переезд за океан без визы...

 

И в ворохе продрогших партитур

Тактичности не больше, чем в таверне.

И пылью задымленный гарнитур

Склоняет больше к пошлости, чем к вере.

 

Черты судьбы - голимый гороскоп.

Но ты мое ночное украшенье.

И в запахе разбавленных духов

Я принимаю страсть за одолженье.

 

 

                                   

4

 

Секунды слов сочатся по виску.

Под кровлей звезд - конвульсии пространства.

Везувий спит - мы паримся внизу

От собственного псевдопостоянства.

 

Нас, утомленных ночью, не узнать

Наутро под прожектором рассвета.

И рифма мне противнее, чем мат,

Когда отходят клапаны от сердца.

 

Мой мозг сочится с головы до пят,

Свисая над перилами иллюзий.

На карте мира город мой распят,

В его объятьях холодно, как в шлюзах.

 

Живу, не прикасаясь ни к чему.

Мои манеры ценятся на бирже

Смешения крови. Даешь игру!

Бегут с баржи компьютерные мыши...

 

Все тонет в растаможенном вине,

В поту валют обглоданные музы.

Бреду как всадник, на чужом коне,

Без головы, без денег и без курса.

                                     

5

Аранжировка жизни - к уменьшенью

Состава дней. Распущен арбитраж,

И на губах под утро вкус женьшеня

И поля битвы скошенный метраж.

 

Живи без них. Поставь на прошлом – минус.

Не стоит воду из болота пить.

Ведь те, кто вызвал на тебя лавину,

Не смогут долго без тебя прожить.

 

Пусть голос твой сведен до детонаций

И дом очищен от чужих друзей.

Я научу бумагу улыбаться,

Чтоб быть с тобой отныне и везде.

                                   

 6

 

Аврал любви. В тисках рептилий

Проходят временные воды.

Блуждает в камерах Бастилий

Голимый эмбрион свободы.

 

И обвисают на обоях

Сюжетов жизненных наросты.

Но деньги выручки не стоят,

Глаза людей малы, как осы.

 

И флибустьеры фамильярно

Бросают шхуны в прорезь моря.

А счастье в розовом футляре -

Всегда  испорченное горе.

                                   

7

 

Мне от своей любви не умереть.

Все верфи переполнены судами,

И солнца обескровленная медь

Настойчиво охотится за нами.

 

Белок окна и пасека страниц,

Где улей слов и высушенный клевер…

И каждый день мне выпадает блиц,

Как на ладони океана - пена.

 

А на стреле индейца – кураре,

И ось земли крива, как ключ скрипичный.

Я по лицу размазываю крем.

Простите, Данте, я - не Беатриче.

 

                                    

8

 

Хромое небо. Звезды не в цене.

И молния - судьбы кардиограмма.

Паралогизм событий. Писк манер.

Стук в двери, как заезженная гамма.

 

Парамнезия - ложная судьба,

Прожитая свихнувшимся  фотоном.

Саркома счастья. Быстрая ходьба,

И поцелуй в кустах рододендрона...

 

И прошлого слащавый мадригал,

И будущего - белые носилки...

Я уезжаю на Мадагаскар,

Мой саквояж - потертый томик Рильке.

                                     

 

9

                                  

Сегодня снег как шелковый. Дома

Похоже, что срисованы с гравюры.

Дорога впереди как борона.

Метро, гаштет, аптека и цирюльня.

 

Луна как люстра -  свалится, гляди.

Твоя любовь еще не знает страха.

И я вослед бросаю "Приходи",

Хотя и вижу, что и ты не сахар.

 

Ты та же махинация судьбы,

Ведущая к поспешному провалу...

Возлюбленных считая, как столбы

Тебя не назову девятым валом.

 

Ну, а пока разлук архипелаг

Не придавил фрегат незакаленный,

Кладу на ногти самый модный лак

И притворяюсь временно влюбленной.

 

                                         

 

10

 

Пусты галеры. Города формат

Примкнувшим поселеньем увеличен.

И трех созвездий злой конгломерат...

И Парфенон в разрушенном обличии.

 

Кровать весталки, словно космодром.

Флюиды фраз, коррупция измены.

И с подбородка вытирая ром,

Ты смотришь в захолустье атмосферы.

 

И панцирь закаленного лица

Скрывает расколовшееся сердце.

И в море отправляется корсар,

Набрав рабов, союзников и специй.

 

                                      

11

 

Дай памяти стиральный порошок...

Каплун, кювет, бурдюк - соль декораций.

Банкротство славы. Простынь – эшафот.

Спит эскулап портов и навигаций.

 

Либретто лекций, снега поролон,

Папирус поз и трапеза креолки…

Нас, поменявших посох на перрон,

Ждут в подворотнях - спившиеся боги.

 

Как клевер в поле, в доме клевета

Твои глаза - поджатые шакалы,

А я другого глажу, как кота

И зубы скалю, словно море – скалы.

 

До счастья оставалась сотня миль.

По борту - сверхурочная измена…

Индюшки ляжку вкладываю в гриль,

И утро пахнет как парное сено.

 

                                         

 12

 

Односторонняя взаимность -

ноктюрн тоннелей. Парафин

лица входящего, вдох крыльев

и грог проигранных пари...

 

Симпозиум сиюминутных

событий - жеваная жизнь.

Простите, ваше сердце бито,

карета едет в гаражи.

 

Лаборатория курьезов -

все почивальни. Бульденеж...

И солнца желтая мимоза,

И взгляда дательный падеж.

                                

 

 

13

 

Здесь начинается Аид

В моем загаженном подъезде,

Где каждый вор спокойно спит,

Амур подстрелен из обреза.

 

И сруб ступеней, как острог,

И песнь, похожая на вопли.

Игра в рулетку - мой звонок.

Убийца, друг - все по наводке.

 

Нереспектабельная  жизнь.

Недовоспитанный ребенок.

Кормлю с руки подвальных крыс.

Идет война без похоронок.

 

Отпала надобность в суде -

Все правосудие свихнулось

От спазма денежных вендетт.

В дверном глазке оскал акулы.

                                          

       

Категория: Книги авторов Поволжья | Добавил: sumin | Теги: стихи из Тольятти, Графит, Лада Дождь
Просмотров: 934 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/3

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
avatar
Афиша

 Открытая лекция

 Литературный петанк

 Презентация Графита в ПЕнзе

 5-й фестиваль поэзии Поволжья

 Лекция о С.Кржижановском

 Книга Андрея Князева

 Экскурсия на Шелудяк

 Лекция Сергея Сумина

 Презентация "Графита"

 Лекция о жанре антиутопии


Теги

Форма входа

Поиск
Ссылки
Литературный сайт Сергея Сумина
Живой Журнал поэзии
Хостинг от uCoz
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0