Приветствую Вас ГостьПонедельник, 19.02.2018, 05:07


Блог

Главная » 2015 » Декабрь » 13 » Владимир Навроцкий
12:41
Владимир Навроцкий

Владимир Навроцкий

 

польта

Носители городской культуры покупают к весне пальто, 
Толстенные, чтоб текстура плетеной шерсти 
была повиднее,
Хотя на весеннем ветру в этих польтах вообще не то,
Они, если честно, уютнее выглядят, 
чем греют.

Теплее всего, если что — камуфляжные пуховики,
Которые отливаются прямо из нефти на химкомбинатах
и стоят копейки.

Но ПОЛЬТА же не для тепла; это только отсылка 
к межвоенному городскому укладу,
Где люди друг другу были — не лютые волки, а жадные хомяки.
(Кофеенки – тоже отсылка. И, не побоюсь этого слова, копейки).

Другая отсылка, неочевидная: 
к аккуратным рядам из куч городской одежды.
Одиннадцать в ряд, восемь рядов, 
на отдельной площадке, устроенной между 
Медицинским бараком и плацем.

Никто не желает в этих процессах утилизации шмоток 
работать объектом, терпилой.
Поэтому тех, кто гоняет на камуфле, 
чтоб хоть так, у себя в голове, частью Правды и Силы
символически оказаться,

не буду судить. И, к тому же, вся эта одежда 
это детское всё, понарошку.
Туда, в операторы мясорубки
принимают не по одёжке.

 

 

 

 

 

парковка

Когда Николая убили из-за парковки
В родном дворе
Ключом на 16, в глухом переулке Покровки
В слепом ноябре, —

Подъезды открылись, и вышли навстречу свои:
друзья, враги
И стали в земле различимы и явны слои
стекла, фольги,

Сушёных жуков, пистолетов, капроновых лент,
цветных камней —
забытых секретных секретиков в тёплой земле
и чуть под ней.

А там, где была парковка, теперь вода:
растаял лёд.
И лето, и восемьдесят шестой навсегда.
— Колян!
Тебя это! 
мамка зовёт!

 

темп

История семьи как история крупных покупок:
Ожидание нового телевизора, прогрев, настройка частот руками.
Видеоплеер из комиссионки, в нем кассета с песней про красавицу-кубок,

Нечеловеческое напряжение сил всей семьи для покупки стенки,
Потом целый день с отвертками, холщовый мешочек с болтами и уголками, 
Стенка практически чёрная, матовая. Сейчас этот цвет называется "венге".

(Сам не видел, но какое это было, наверно, событие —
появление в семье ааааавтомобииииииииля
Если соизмерять масштабы со стенкой, 
радость должна была быть такая, 
как если бы все вчетвером
Пиночета и Гитлера собственноручно убили).

И потом: это всё частично твоё — не так чтоб наследство, 
но текущая долевая собственность, что ли,
Ведь никто же не думал, что вырастет из этого места
и покинет дом, в поисках лучшей доли, боли и воли.

Также никто не думал, что и дом разбредётся, развеется, 
некуда возвращаться.
Что ступени богатства сотрутся, ковры на них истончатся.
Что такое — теперь — 
набор корпусной мебели 89-го?
Телевизор "Темп" 90-го?
91-го года "Москвич" (экспортный вариант Aleko)?

Проржавевший лом и труха, 
продукт разгнивания прошлого века. 

Ну, "москвич" по утилизации можно сдать, 
в этом году ещё принимают, 
а куда сдавать устаревшую радость за то, 
что твоя семья видаком обладает,

Принадлежит, получается, к среднему классу.
Даже, пожалуй, ближе к верхней его границе. 
Эту гордость не осознать, только чувствуешь в животе 
её приятную массу.
Она, непересмотренная, остаётся с тобой, с одним, 
ещё лет на тридцать,

Хотя ни семьи не осталось той, ни стенки, ни чёрта лысого,
даже фоток, даже хотя бы коробки от советского телевизора.

 

слои

_ Тут под асфальтом брусчатка
_ а глубже брёвна
_ мел
_ рубероид
_ ковров перегнивших слой
_ дальше гранитные плиты, наваленные неровно
_ синий песок
_ снова бревна
_ опилки с золой
_ кафель в ассортименте битый
_ брёвна ещё
_ брёвна ещё
_ брёвна ещё
_ брёвна ещё (в четыре наката)
_ отходы штамповки
_ скот скелетированный крупный рогатый

_ Бетонное перекрытие, изукрашенное смальтой и перламутром
_ комната с человеком, зелёной лампой, столом, компьютером
Что он там пишет, никак, к сожаленью,
не видно через плечо,
Сколько сюда мы сочились, как майонез в печеночном торте
Думали разузнать о подземных чертогах, аде и черте,
Обогатить человечество знанием, и что мы узнали? ничо!

Жалко, напрасно потратили сорок минут.
Выдавимся наверх, нельзя же навечно бесплотно растечься тут.

Впрочем, у майонеза поверхностного натяженья считай что нет,
Значит, наверх никак; значит, пока-пока, белый свет;

Значит, нам путь один: вниз, по трещинкам, распираемым вечной ночью,
К бессмысленному, неинтересному, мёртвому. 
В мантию, в магму, короче.

 

 

 

штабик

Разве бывает такая вещь – неловкое молчание?
Молчание ведь всегда ловко, уютно, уместно.
Построим из кресел и пледов, с любовью и тщанием
Молчательный Штабик, в котором тепло и тесно,

В котором тарелочка: виноград, грецкий орех, урюк;
В котором бутылка джеймсона, несколько разных кружек;
В котором четыре наших макушечки, восемь рук,
А ноги и туловища не помещаются, они снаружи.

И тут же, внутри, из игрушечных стульев 
и носового платка
Такой же, но крохотный штабик, 
в масштабе один к сорока,

Двести кубических сантиметров
темноты, полусна, покоя.
Место, в которое нам не влезть, 
вот что это такое.

 

лейз

Я помню время, когда ещё 
«Лейз» фасовали в Польше,
И помню джин-тоник очаковский,
лет за пятьсот до яги.

Природе я верю меньше, 
химкомбинатам больше,
И им присягнул, и никто 
не видел моей присяги.

Я там, где Природа и Родина 
поют над станцией ночью,
где Родина по карманам
рассовывает цистерны

C дарами Природы и Химии.
И, уложив, бормочет
Над ними, диспетчерским голосом,
смазанным, медным, нервным.

На станции пересменка, 
и синие светофоры
На всех путях разрешают 
манёвры, рейв, веселиться.

Верю что Будущее
— с нуль-транспортацией,
— небоскрёбами,
— монорельсами,
— звездолётами,
будет скоро.

Лиловая яга в венах моих, 
как будущего частица.

 

лента

Но сколько магнитной ленты хранили 
жители этих мест!
На летних деревьях, столбах, проводах — 
шуршание, трепет, блеск.
Я в детстве планировал, знаете, стать 
(уже не планирую, нет)
Снимателем-с-веток, спасителем звука, 
распутывателем лент.

Вся плёнка на сгибах обшаркана пыльным 
ветром, отмыта дождём.
Что было там: 
Сева Норильский?
Шизгара?
Младенческий смех?
Порадуемся за тех, кто от этой работы —
распутывать звуки — 
освобождён.

Иными словами, порадуемся за всех.

 

                                                Опубликовано в альманахе "Графит" №9

 

 

Категория: Культура Поволжья | Просмотров: 863 | Добавил: sumin | Теги: В.Навроцкий, Пенза, альманах Графит, литература Пензы | Рейтинг: 5.0/1

Похожие материалы
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
круть
avatar
Афиша

 Открытая лекция

 Литературный петанк

 Презентация Графита в ПЕнзе

 5-й фестиваль поэзии Поволжья

 Лекция о С.Кржижановском

 Книга Андрея Князева

 Экскурсия на Шелудяк

 Лекция Сергея Сумина

 Презентация "Графита"

 Лекция о жанре антиутопии


Теги

Форма входа

Поиск
Календарь
«  Декабрь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Ссылки
Литературный сайт Сергея Сумина
Живой Журнал поэзии
Хостинг от uCoz
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0