Приветствую Вас ГостьПонедельник, 19.02.2018, 04:54


Блог

Главная » 2012 » Март » 5 » Владд
00:54
Владд

Владислав Мартышевский род в 1977 году. Закончил Самарскую Гуманитарную Академию. Один из участников группы литераторов «Комментаторы», существовавшей в Тольятти в первой половине 2000-х годов.

БУЖДИ

У меня есть ответственность за текстологию Буджи. Сорок тысяч воинов охраняют меня в моих странствиях, а еще двадцать тысяч стерегут Буджи.
Завтра придет старец и спросит меня о моих вопросах. О моих извечных вопросах. Он откроет мне тайну утреннего Буджи, радость дневного и силу вечернего.
А сегодня я далеко. Не далеко, как расстояние длины, а далеко, как длина Вселенной.
Подвижность облаков приводит меня в восторг. Никогда больше не будет таких облаков - мягких и податливых. Их можно слепить в один ком, который станет кататься по небу и распугивать его жителей. И все это будет Буджи. И все, записанное в нем, произойдет, а что не произойдет - будет вычеркнуто.
"У меня есть ответственность за текстографию Буджи"-так написано на моих ладонях. И я следую этой записи с самого рождения Буджи потому, что я рожден вместе с ним, и все буквы, начертанные в нем, выбиты и на моей коже.
Две линии, пересекающиеся в пяти точках, будут параллельными, если так записано в Буджи. Три солнца взойдут завтра, если так записано в Буджи.
И я умру пять секунд назад, если...

THЕ ПОЭТ

Я видел поэта. Он читал мне свои стихи. Я слышал поэта. Я слушал его. Он говорил мне о рифмах и о чем-то новом - настолько новом, что я не понимал его. А он все говорил и говорил, вставляя в длинные, полные тоски фразы, строки из своих стихов.
Я сидел рядом с поэтом. Но не знал этого. Я не мог понять его, а ему было все равно - он привык к непониманию.
Я был один, а он был один из одного. Я был один из всех, а он был один из себя.
Я выкладывал на стол маленькие белые кружочки и считал их, думая о том хватит ли их на такси. А он достал бумагу и рисовал на ней узор из букв. Но для меня это были просто буквы, а для него - причудливые звуки его самого.
Как я мог услышать их? Ведь это были его звуки!
Я слушал поэта, я слышал его, но кто скажет мне почему я все-таки умер


История Моей Смерти

Простодушная голова отвечала на мои вопросы.
Пришел Коля и принес стержни для ручки. Стержни подошли, и я дал Коле три рубля. Он сказал:
-- Мерси! - и выпрыгнул в окно.
Дом начал медленно опускаться. Этаж за этажом уходил под землю. Совсем скоро я увидел Колю, который махал мне рукой. "Хорошо!" - подумал я, и встал на голову.
Из моих карманов выпали две мышки с квадратными головами и пружинками вместо хвостов. Я чихнул, и мышки стали драться, издавая мелодичный звон.
Краем глаза я заметил, что в комнату вошел мсье Паганель. Он осмотрелся, достал походный нож, и принялся срезать цветы на обоях.
-- Бастард! - крикнул я, и встал на ноги.
Мсье Паганель бросился на меня, размахивая ножом. Мыши прекратили драку и скулили, колотя хвостами по полу. Мы столкнулись посредине комнаты. Мсье Паганель воткнул нож куда-то под сердце, и отскочил в сторону.
Прибежал Коля и дал мне слабительного.
Через минуту я умер, и кровь пошла горлом.
                                                    2000-е годы.

Дефлорация Дульсинеи Тобосской.

Мое минус первое перевоплощение реанимировано бесполой рифмой
Тридцатитысячный литературный кружок молил о цивилизации статуса.
Риббентроп вытаскивал Молотова из петли и обещал повышения градуса.
Миллионные «люблю» выскакивали из-за угловатых хореев.
Макинтош – не калькулятор, а всего лишь прорезиненный плащ.
Я читал о катастрофически прекрасных злодеях и кастрировал слово «палач».
Выигрыш съедался испоганенным трафиком.
Минутная слабость жужжала назойливей пластмассовой мухи.
Из-под ресниц выползали графики, а записную книжку изгрызли шлюхи.
Индивидуальность растоплена жаром тщеславия.
Фордизм расправлял крылья и требовал воскрешения Босха.
На двадцать шестом году жизни я принял православие,
И совершил дефлорацию Дульсинеи Тобосской.

2003г.

Лубрикация.

Рабиндранат Тагор
бросал слитки своего красноречия
к ногам известнейших из париев.
Тадж-Махал не мог вместить всех желающих
отведать жареных пирамидок.
В последние дни жизни Николая Бухарина
его револьвер боялся быть вынутым.
Расставание рук разделывало тушу очередного ямба
и выбрасывало в мусорное ведро суффиксы и деепричастия.
Из паров бензина и остатков водородной бомбы
я сделал скальпель и разрезал хитон Заратустры
на восьмигранные части.
2003г.

Абсолютный Гангстер.
Мундштуки смешаются с гильзами,
героин станет таким же серым как порох.
Одинокий ночной прохожий
зацепит ногой стихов истрепанных ворох.
Граф Хвостов
соберет в мешок новый рифмованный хлам.
Пополам
разорваны четки сиреневых звезд.
Не до слез.
Сегодня
восстанут лица ушедших друзей…
Висок рассечен…
Налей!
2003г.

Категория: Антология независимой тольяттинской литературы | Просмотров: 1567 | Добавил: graffitt | Теги: Влад Мартышевский, Владд, поэзия Тольятти | Рейтинг: 3.8/4

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
avatar
Афиша

 Открытая лекция

 Литературный петанк

 Презентация Графита в ПЕнзе

 5-й фестиваль поэзии Поволжья

 Лекция о С.Кржижановском

 Книга Андрея Князева

 Экскурсия на Шелудяк

 Лекция Сергея Сумина

 Презентация "Графита"

 Лекция о жанре антиутопии


Теги

Форма входа

Поиск
Календарь
«  Март 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Ссылки
Литературный сайт Сергея Сумина
Живой Журнал поэзии
Хостинг от uCoz
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0