Приветствую Вас ГостьПонедельник, 19.02.2018, 05:00


Блог

Главная » 2016 » Сентябрь » 10 » Сергей Пиденко
17:57
Сергей Пиденко

Сергей ПИДЕНКО

 

Размышления Афанасия Петровича Трудягина

о количестве и месте охранников в России,

высказанные хмурым утром одного из понедельников.

 

Мне с утра сегодня кисло и погано так.

(После выходных, как я, страдают многие).

У меня есть на работе дверь с охранником,

Прямо скажем, не лекарство от изжоги.                           

Хмур и чуть не на зуб пропуск пробует…

– Проходи, – бурчит, – и грязь утри на роже.

– Ты сегодня злой какой-то, а с чего это?

Я сегодня на работе – мне положено.

 

В жизни всякого хватает – режь, да ешь его,

И не всякий день бывает с пользой прожит…

У меня есть на комоде жаба с денежкой,

Глина – глиной, ну, а вдруг когда поможет?

Не поможет, что ж – невелика потеря,

Я вон тоже не любому помогаю:

Хлопай крыльями, безмозглая тетеря,

Сам лети, от бед и лени убегая.

 

Развернул газету я с холодным завтраком,

Облупил яйцо, вчитался – мама родная! –

Пять мильонов дармоедов, тьфу, охранников –

Толстой задницей на стульях нашей Родины!

Пьют чаек, колбаску жрут, подсолнух лузгают,

Детективчик, телевизор – служба трудная!

Говорят, что отберут у них оружие…

Жалко – пчелкам, а кого кусали трутни-то?!

                                      

Пять мильонов! Да дверей найдется столько ли?!

Их бы бросить на Европу – все там вытопчут.

Но с охранниками надо осторожненько,

Не тревожить. И ходить вокруг на цыпочках.

Он, конечно, может круглый год бездельничать,

И ответственная спесь на круглой роже…

Но охранник – это та же жаба с денежкой,

Лодырь-лодырем, но вдруг когда поможет?

 

Где старушки были – божьи одуванчики,

Там сидит теперь мордатая орясина,

Для него, конечно, мал любой диванчик,

Но зато от храпа даже мыши прячутся.

Мы не знаем, что нам делать с нашей армией,

От ментуры и ГАИ в глазах мелькание.

Но пока стоят у двери эти парни,

Могут спать вполне спокойно их напарники.

 

Как Афанасий Петрович Трудягин

сантехнику чинил.

 

Раскудрить твою кадриль, утки-селезни!

Привалило мне забот в воскресение.

Поднялся я на заре – солнце, ласточки…

Забегаю в туалет… Елки-мамочки!

Ну, не то, чтобы совсем наводнение,

Но подпортить можно чем настроение.

Я сейчас за телефон: ЖЭК, сантехника!

Говорят мне: охолонь до понедельника.

А подумать, обожди до той пятницы.

Рады б раньше, да куды с энтим пьяницей.

Я в досаде почесал ухо трубкою,

Стал у двери и послушал, как булькает.

Ну, не розами ж несет, сами видите –

Хоть амброзий лей в живот, что на выходе?

Я к соседям: мол, спасайте, сограждане!

Ну, пустили – раз, ну, два. Но не каждый же.

А когда жена от  них возвратилася.

Выплеснула всё, что в ней накопилося.

Мол, и руки у меня – только щи хлебать,

Голова лишь для того, чтоб почесывать.

Двадцать первый на дворе век, опомнися,

Вон, в газете для услуг аж три полосы!

Руки, ежели, растут прям из задницы,

То хотя б до телефона дотянутся.

Я "Вечерку" в руки взял – вишь, что деется:

На любые возраста рукодельницы.

Скрасят будни и досуг, плоть порадуют…

– Да не тех тебе услуг, козлик, надобно! –

Мне жена по шее – хрясь! – ополовником,

Ты был сызмальства, кричит, греховодником!

Вон ведь пишут: и свое, и заграничное

Починяют, а тебе всё клубнички бы!

Ну, читаю, плиты, мол, холодильники,

Чинят разное – кто пол, кто будильники,

Кто с кувалдой, кто с шестом, кто с лечением…

Вдруг, смотрю: отец в шестом поколении.

Черный знахарь, белый маг, спец в заклятиях,

И КАНАЛЫ ПРОЧИЩАЕТ! С ГАРАНТИЕЙ!

Набираю, так мол, так, я с каналами –

Мне прочистить весь стояк до подвала бы.

Мочи нету: как вдохнешь, закачаешься…

…Молвит: с чистой ли душой обращаешься?

Как не с чистой, отвечаю, хоть вывернись,

А до пятницы, ей-богу, не вытерпишь.

Слышу: рад, мол, видеть эдакое рвение,

Но к сеансу нужен пост, очищение.

Соглашаюсь, ясень пень, то, что  съедено,

Всё своё носить с собой, не к соседям же…

Он про это и про то с чувством треплется…

– Я на всё, кричу, готов, побыстрее бы!

Приезжает. По чести, не заждался я.

Важный, Господи прости, крест качается,

Цвета "персик" балахон, лапка птичая,

Волос в косы заплетен тоньше спичечки.

В левой – четки из костей, в правой – корешки.

Вот что значит: современные сантехники.

Вижу, носом покрутил, грозно супит бровь,

Крикнул: чуешь, как смердит божьих тварей кровь?!

Признавайся, жрал на днях некошерное?

– Да духовка у меня больно скверная.

И как раз вчера филе не прожарилось,

Даже кошка на него не позарилась.

А куда ж его девать, не выбрасывать,

Ну, и жрал, куда там лорду британскому.

Ладно, что там до филе – дело давнее,

Я ему на туалет – занимайся, мол.

Он лишь глянул и ко мне: где, не скажешь ли,

Тетка деверя сестры твоей бабушки?

Не блудила ли с троюродным дядюшкой,

Сам-то, вижу с детства к чистому тянешься.

Да вот с кармой у тебя дело гиблое.

Ясно вижу: у тебя чакры хилые!

Все каналы у тебя позагажены,

И дерьмо в твоей душе полной чашею.

И в родне, мол, казачок, чёртом засланный…

… Мол, не только унитаз у вас заср….

Вишь, как дело-то с дерьмом обернулося,

Тут пока засор пробьем – окочуришься.

В общем, плакали мои сбережения:

Шутка ль, карму чистить в трех поколениях!

Уложиться обещал к воскресению…

…Я сходил и вантуз взял на последние!

 

 

 

 

 

НАШ КОРВЕТ

 

Этой бури смятенье наш гордый корвет не страшит,

(Если нас не размажет, конечно, о стенки стакана).

Капитан в треуголке на мостике твердо стоит –

Он один, кто не путает здесь каберне с кабестаном.

– Капитан, я осмелюсь напомнить: здесь лоция врет,

А звезда над бушпритом – фольга от китайской тушенки.

Нас качает, поскольку за крысами гонится кот,

И штормит, если крысы несутся котяре вдогонку.

 

Что с компасом? Пустяк, затерялась куда-то игла,

Мы-то знаем, что север вон там… или, может, вот тут.

Это вовсе не ночь – Вам на нос треуголка сползла,

И совсем не рассвет – просто кок разжигает плиту.

Паруса? Капитан, мы пошили матросам штаны.

Вам вольно хмурить бровь, а команда совсем обносилась.

Если мы столько лет на мели, то зачем нам они?

Вон канаты совсем истрепались, а мачты прогнили.

 

Нам предписано якорь поднять ровно в семь пятьдесят,

И секунда в секунду по спутнику задан маршрут.

Но недвижим песок отсыревший в песочных часах,

А у солнечных – слеп циферблат, да и стержень погнут…

Вот с водой – незадача, и в трюмах еды никакой,

Но зато в погребце джина с ромом – полсотни галлонов.

Дайте знак, капитан, вся команда у Вас под рукой!

Мы готовы к отплытью, поверьте, мы просто готовы.

 

Нестройный хор из трюма:

После доброй кружки грога плыть легко по свету!

Эй, креветка, дай дорогу нашему корвету!

Категория: Культура Поволжья | Просмотров: 1291 | Добавил: sumin | Теги: Между строк, С.Сумин, поэзия Тольятти, Сергей Пиденко | Рейтинг: 5.0/1

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
avatar
Афиша

 Открытая лекция

 Литературный петанк

 Презентация Графита в ПЕнзе

 5-й фестиваль поэзии Поволжья

 Лекция о С.Кржижановском

 Книга Андрея Князева

 Экскурсия на Шелудяк

 Лекция Сергея Сумина

 Презентация "Графита"

 Лекция о жанре антиутопии


Теги

Форма входа

Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Ссылки
Литературный сайт Сергея Сумина
Живой Журнал поэзии
Хостинг от uCoz
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0