Приветствую Вас ГостьСуббота, 24.02.2018, 06:56


Блог

Главная » 2014 » Октябрь » 23 » К чему "Метаморфозы"?
15:07
К чему "Метаморфозы"?

 

  К чему «Метаморфозы»?

 

 

Слово метаморфозис традиционно переводится на русский язык как превращение, преобразование, переход из одной формы в другую. Естественно, что, открывая новую книгу Сергея Сумина с таким названием, предвкушаешь чтение, наполненное фокусами, пропитанное интригой. Не тут-то было. В представленных здесь восьми циклах миниатюр открывается метаморфоза прежде всего иного плана. Мы отчего-то забываем, что греческий корень -мета- трактуется не только как русская приставка -пре (-пере), но и как предлог между. А стало быть, заглавие книги можно понимать не только как переоформление – процесс, становление, направленное движение, но и как межформенность – срединное состояние, более или менее устойчивый признак, остановку. Именно это второе значение слова наиболее точно отражает суть сборника как в области формы (101 миниатюра в жанрах, не поддающихся определению даже самим автором), так и в содержательном наполнении, особенно ранних (это деление на ранние-зрелые очень условно) опусов. Здесь непреодолимая бессюжетность, нескончаемый диалог с самим собой, безнадежная замкнутость в собственном сознании придают текстам не только ощущение ирреальности, но и, порой, болезненную вялость, обездвиженность, или, по слову Высоцкого, «стремленье, где утеряна стремительность».

Ранние миниатюры «Метаморфозиса» более всего напоминает калейдоскоп с его таинственными превращениями. Осенние листья, снегопады, сновидения, встречи, расставания, слова, поэты, снова слова, сомнения, старики, девичьи прелести, реальные персонажи и книги – все эти цветные полупрозрачные камешки ложатся на страницы сборника то одним, то другим изощренным орнаментом, изменяя формы узора порой до неузнаваемости, но по сути оставаясь всё теми же осколками разбитой истины, болтающимися в межзеркалье авторской рефлексии.

Уже открывающий книгу цикл верлибров (верлибров?) ставит нас перед ощущением, зафиксированным на бумаге, перед поиском верного слова, аллюзии, ассоциации.

Гаденько-злая сатира «Пяти знаменитых американцев» являет факт вполне свершившегося по воле автора перехода из реального мира в андерсеновско-троллевское зазеркалье (вот вам и метаморфоза-превращение). Этот опус придает начавшемуся странствию по Метаморфозису динамичность благодаря своим мини-сюжетам, едким издевкам. Но так до конца и не объясненные и не оправданные авторской преамбулой плевки – пусть лишь в имена реальных людей, чья вина лишь в том, что судьбой им выпало родиться и жить в Америке, – тут же придают наметившемуся оживлению в повествовании безнадежную какую-то душевную болезненность…  

«Неотправленные послания» – лирическая бессюжетная рефлексия, по сути сходная с первым циклом «Праздник добродетели», но более пронзительная, жутковато-исповедальная в виду реальности существования адресатов.

Три рассказа о любви являются, наверно, самым слабым звеном «Метаморфозиса», поскольку основаны всё на том же поиске изощренной красивости фразы, всё на той же рефлексии, надуманно-иллюзорной затуманенности, бесцельности пересказа сновидений, но при этом лишены привычной суминской сверхлаконичности и воспринимаются как утомительно затянутые.

Цикл «Метаморфозис», давший название всему сборнику, оставляет впечатление несбывшейся многообещанности. Таинственность, мистичность, психологичность, философичность… Но ради чего? Сильные средства должны быть оправданы достойной целью. А здесь – что-то вроде тайна ради тайны (к счастью, не без исключений). Преображения – увы – не свершается.

Пока не свершается. Потому что жизнь идет, творческое взросление приводит к порогу зрелости. И вот перед нами три последних цикла: внешне они всё те же – метаморфные, но вот по сути своей уже – иные.

«Миниатюры» читаются легко и интересно. Это все те же зарисовки, размышления и фантазии, но уже лишенные давящей надуманности, преувеличенного эстетства и – что очень важно – претензионности заглавия. Они проще и как будто бы искренней. Философия «Миниатюр» уже получает глубину и притчевое направление.

«ЖЗЛ» – где-то мы уже это проходили? Ну, конечно же, это – продолжение «Знаменитых американцев», только теперь без осколков дьявольской оптики в глазах, а оттого – живое и теплое. И вот уже читатель может наблюдать не персонифицированное выражение авторской неприязни, а ожившие портреты знаменитых людей. Интересно, кстати, и расположение этих двух циклов в сборнике – зеркальное, второе от начала и конца.

«Шедевры мировой литературы» – этот заключительный цикл с трудом можно отнести к литературе художественной. Это, скорее, аннотации на литературные произведения – хорошие, грамотные, интересные, с легким оттенком поэтичности. Их главное достоинство: после прочтения этих коротеньких отзывов хочется непременно дойти в ближайшие выходные до библиотеки и открыть для себя новые литературные шедевры... Но не этого ли ради Сергей Сумин и задумывал свои «Шедевры..»? А это значит, что свершился главный метаморфозис – слово дало плоды.

 

                 Татьяна Бочкарь, филолог (Тольятти)

Категория: Культура Поволжья | Просмотров: 728 | Добавил: sumin | Теги: Сергей Сумин, проза из Тольятти, Мемаморфозис | Рейтинг: 4.5/2

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
avatar
Афиша

 Открытая лекция

 Литературный петанк

 Презентация Графита в ПЕнзе

 5-й фестиваль поэзии Поволжья

 Лекция о С.Кржижановском

 Книга Андрея Князева

 Экскурсия на Шелудяк

 Лекция Сергея Сумина

 Презентация "Графита"

 Лекция о жанре антиутопии


Теги

Форма входа

Поиск
Календарь
«  Октябрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Ссылки
Литературный сайт Сергея Сумина
Живой Журнал поэзии
Хостинг от uCoz
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0