Приветствую Вас ГостьПятница, 23.02.2018, 07:44


Блог

Главная » 2016 » Октябрь » 21 » Интервью Каната Омара
08:29
Интервью Каната Омара

 

Разговор с поэтом

 

Канат Омар

 

Поэта Каната Омара я знаю с 2008 года, когда приехал на фестиваль верлибра в Москву. Кулуарные фестивальные разговоры уже тогда виделись мне одной из наиболее важных составляющих любого праздника-фестиваля. Именно так и произошло. Канат показался мне чрезвычайно интересным собеседником и совершенно прекрасным человеком. В последствии я познакомился и с его поэзией, в частности  книгой «Каблограмма», которая мне чрезвычайно понравилась. Канат Омар пригласил меня приехать в Астану, где он проживает, и летом 2016 года я воспользовался этим предложением. Презентация альманаха «Графит» была устроена при непосредственном участии замечательного казахстанского поэта. Вот беседа с ним.

 

 Сергей Сумин

 

- Канат, скажи, что есть поэзия, по-твоему, что это такое? К какому    полюсу она ближе – к магии или  явлению социальному?

 

- На мой взгляд, побудительный импульс того, что мы условно называем поэзией, исходит от энергетического поля, осмыслить которое невероятно сложно, потому и возникают различные попытки интерпретации невнятного сигнала, беспрецедентные способы его более-менее внятного перевода на язык человеческого разума, с использованием всего имеющегося у автора инструментария. И, естественно, его собственное представление о мире диктует выбор слов, красок и образов, не говоря уже о ритмическом рисунке текста. Ведь речь при этом зачастую идет весьма опосредованно – через разговор о совершенно казалось бы посторонних предметах или понятиях о предметах, почерпнутых скорееиз областивосприятия социального.Но, безусловно, извлечение смыслов из звучащегонебытияобладает свойствами, которыми принято наделятьусловно магические занятия.

 

-  В твоей книге, которую я читал уже давно, мне показалось важной фонетика, работа на слух, работа тонкими штрихами звука?насколько тебе как автору необходимо слышать текст?

 

-  Осуществившийся текст – это, прежде всего, архитектоника звука, которая странным образом влияет и на смысл текста, все эти переклички и мерцание... Фонетика колдует на передовых аванпостах,в то время как мышление еще тащится в обозе. Именно «проба на язык» не дает соврать, фальшивый звук всегда хорошо различим и перечеркивает всё прочее.

 

- Канат, так ли важно для поэта место проживания? Что  для тебя Казахстан, а конкретнее – город  Астана?

 

-  Заниматься стихотворными текстами – значит, проживать в языке, на котором они записываются. Если это русский язык, то и автор, соответственно, больше находится в энергетическом поле русской литературы, нежели в тех географических координатах, в которых ему суждено было оказаться. Астана для меня это город, который создается на глазах, в котором относительно комфортно и даже забавно, ичья энергетика не может не впечатлять и не подпитывать в минуты сомнений. Здесь многое намешано, и далеко не всё ещё проявлено.

 

- Что из написанного тобой ты считаешь лучшим (отдельные стихи, циклы, книги)?

…..

 

-  Не могу не спросить о книге, которая вышла не так давно –Нембо(1992). Ведь там собраны ранние вещи. Как ты к этим текстам сегодня относишься?

 

- Книжка миниатюр Нембо была написана страшно давно, и могла бы выйти еще в 1993 году, но так сложилось, что ее отпечатали ограниченным тиражом только спустя 22 года. Это такой не совсем понятный опыт существования важных когда-то для меня текстов, который, наконец, получил логическое продолжение. Спасибо составителю Павлу Банникову и издателю Алексею Швабауэру. Получилось собрание довольно экспериментальных текстов, в которых многие логические звенья опущены, а фонетический разгул порой зашкаливает. Но существа и персонажи, живущие в ней, до сих пор не рассыпались и не разлетелись по ветру, всё ещёбормочут что-то себе под нос.

 

-  Верлибр как форма письма, как метод – чем тебя привлекает? Актуален ли он? Твое отношение к рифме?

 

- Верлибр по-прежнему видится как наиболее естественный способ организации текста, когда речь звучит, не столько подчиняясь инерции размера и испытывая при этом разрушительное давление «памяти материала», сколько следуя собственному ритму и внутренней логике текста. Возможности верлибра настолько неограниченны, что позволяют надеяться на появление самых необычных текстов его приверженцев. При этом рифма как один из элементов инструментария никуда, собственно говоря, не девается. Она живет в самых невероятных созвучиях, порой удерживая в парящем равновесии распадающийся было текст.

 

-  Последний вопрос  традиционный – твои пожелания альманаху «Графит»?

 

- Я помню, как листал страницы первого номера «Графита», с каким удовольствием открывал новых авторов. С тех пор прошло 5 лет. Рад, что проект состоялся, обзавелся книжными приложениями, и очень надеюсь, что он продолжит счастливое существование, невзирая на все перипетии современного издательского дела.

 

 Август 2016 г.

 

 

 

 

Канат Омар

 

                 АПОЛОГИЯ РИСОВАЛЬЩИКА

 

                                                     1

трикстер

 

 лечу тревожным почтальоном

 как шелестящим молескином

 подробно дёргаясь и хмурясь

 под карандашным остриём

 

 лечу в сумятице бумажной

 штриховкой шороха очерчен

 преображаясь бесконечно

 выделывая кренделя

 

 лечу на шелесте и мучусь

 прозрачной графикой тревоги

 мелькая выскочкой люмьером

 у кулешова на виду

 

 мчусь сломя голову на месте

 шуршащим мороком разбужен

 горячкой веера взъерошен

 чечётке виттовой учусь

 

 зажмурившись ошеломлённо

   себя пролистывая бегло

                                шурша пизанской катастрофой

                                и щёлкающим языком

 

рисовальщик

 

                                                 барахтаешься под обложкой

                                                 летишь летишь не замечаешь

                                                 что на странице на последней

                                                 уже горящий протопоп

 

                                                 вот-вот прожжёшь бумагу-небо

                                                 как будто за полярным кругом

                                                 пока зима-сибирь на память

                                                 записывает от руки

 

                                                     2

 

 шуршащую пролистывает кто

 прозрачную и шаткую колоду

 гроссбух тоски

                                неведомую чушь

 где запертый кривляка-оригами

 графический живучий карапуз

 летящий в космос а не то по воду

                                болтая беспилотными ногами

 у шороха учусь чему?

 

 разбить на озеро и греческий скандал

 прозрачную и зыбкую цепочку

 и выпустить на волю пузыри

 пускай и фиолетового цвета

 и вот уже оправдана развязка

 которую придумала природа

 прислушайся что делают китайцы

 о чём скорбишь прозрачный сорванец

 

 

       ПРОИСШЕСТВИЕ

 

это случилось так

 

ранним утром отец перехватил её по пути

в школу

перебросил через седло

и умчал в степь

в октябре когда стало видать далеко кругом

 

там её и нашли –

 

видимой издалека

освещаемой надорванным небом

покачивающейся на суку догорающего дерева

 

 

       шелушащийся

 

овеществляется материя

из небывалого при чём тут

напуган озером и охнул

в ковбойской шляпе карапуз

 

наполнен сумерками остров

зачерпнут рядом и продрогший

до послезавтра опрокинут

пронзён и дремлет наугад

 

         Г* * *

самая хмурая любовь на свете

 

боль обрезает любимые лица

лица растягиваются от боли

и облетают к реке оборванцы

 

за двойным стеклопакетом "фатеры"

нашей башни из пенобетона

там внизу

 

снова вьюга и южная слякоть

рваный дождь и порывистый ветер

сколько-то сверкающих метров в секунду

 

опять синоптики завывают

о циклопах и антициклопах

фронтах небесной артиллерии

 

балаган вполне земного гадания

на бобах приблизительности

и пигментных пятен

 

тянется с самого дна

комнаты едва отрывает

голову от сыромятной подушки

 

смотрит в окно как в кино

перед ней пенелопа в мехах

босиком ступает по снегу

 

дразнится и обмороком грозит

над землёй с соседями зависнув

восемнадцать метров высоты

 

выгибает спину и ладонями

груди приподняв летит в трюмо

отраженье сучий папарацци

 

звякнула о камень навсегда

не сама не море несмеяна

пузыри цепочкою и блики

 

 

             *  *  *

и раз и два! и раз и два!

 

монстры переплывают атлантику

в поисках востоковедов

куда деваться от напасти

вон пузыри на мелководье

 

и выйти прочь уже нельзя

 

покуда в коридорах носоглотки

гуляет затяжное послевкусие

покуда волк вопит из-под тамбова

на чём куда уехал кто?

 

 

 

Категория: Культурный слой | Просмотров: 1180 | Добавил: sumin | Теги: Разговор с поэтом Канат Омар Поэта | Рейтинг: 5.0/1

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
avatar
Афиша

 Открытая лекция

 Литературный петанк

 Презентация Графита в ПЕнзе

 5-й фестиваль поэзии Поволжья

 Лекция о С.Кржижановском

 Книга Андрея Князева

 Экскурсия на Шелудяк

 Лекция Сергея Сумина

 Презентация "Графита"

 Лекция о жанре антиутопии


Теги

Форма входа

Поиск
Календарь
«  Октябрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Ссылки
Литературный сайт Сергея Сумина
Живой Журнал поэзии
Хостинг от uCoz
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0